суббота, 21 марта 2015 г.

Планы НАТО по созданию ЕвроПРО

 Глава МИД РФ Сергей Лавров примет участие в министерской встрече Совета Россия-НАТО, заседание которого откроется 23 апреля в Брюсселе.

Тематика ПРО в последние годы является одним из наиболее актуальных и проблемных аспектов взаимоотношений России с США и НАТО.

Продвигавшиеся администрацией Джорджа Буша‑младшего планы развертывания так называемого "третьего позиционного района" (ТПР) стратегической ПРО США на территории Польши (10 шахтных пусковых установок ракет‑перехватчиков) и Чехии ("стрельбовая" стационарная РЛС ПРО) Россия оценивала как способные привести к негативным последствиям для стабильности и международной безопасности.

17 сентября 2009 года президент США Барак Обама выступил со специальным заявлением по ПРО. Он заявил о готовности Пентагона и впредь развивать систему ПРО в глобальном масштабе. Однако, по словам американского президента, Соединенные Штаты теперь намерены развернуть в Европе модернизированную и более современную систему ПРО, нежели это планировалось при прежней американской администрации.

Обама объявил о принятии нового, так называемого поэтапного адаптивного подхода к развертыванию ПРО в Европе.
В этот же день Белый дом обнародовал программу размещения объектов ЕвроПРО, согласно которой развертывание противоракетных систем пройдет в четыре этапа.

Первый этап реализации завершился в 2011 году — были развернуты новые системы поражения, включая систему Aegis ("Иджис") морского базирования с ракетами‑перехватчиками SM‑3 (Блок‑IA), и средства обнаружения. Введен в эксплуатацию один корабль с системой боевого управления Aegis версии 3.6.1 и РЛС AN/TPY‑2 в Турции, в Европейском командовании ВС США в Европе установлена система боевого управления и связи ПРО Spiral 6.4.

Вторую фазу США рассчитывают завершить в 2015 году. После необходимого тестирования планируется разместить более мощную модификацию перехватчика SM‑3 (Блок‑IB) в версиях для морского и наземного базирования, а также более совершенные сенсоры, необходимые для расширения защищаемого района от ракетных угроз ближнего и среднего радиуса действия. Развертывание одной батареи наземного базирования с перехватчиками SM‑3 IB планируется на базе национальных ВВС в Девесолу в Румынии.

Третья фаза, которая должна окончиться в 2018 году, предполагает разработку, тестирование и размещение усовершенствованного SM‑3 (Блок IIA). При этом указанные перехватчики планировалось разместить во втором регионе — в Польше.

Четвертый этап (до 2020 года) предполагал создание возможности по перехвату ракет промежуточной дальности и не самых совершенных МБР на начальных стадиях полета. Намечено развертывание перехватчиков SM‑3 (Блок IIB), более эффективно поражающих ракеты средней и промежуточной дальности и способных уничтожать МБР, направленные из района Ближнего Востока на США.

На саммите НАТО в Лиссабоне (Португалия) 19‑20 ноября 2010 года была принята новая Стратегическая концепция альянса, которая определила развитие возможностей НАТО по защите территории и населения его государств-членов в качестве ключевого элемента системы коллективной обороны НАТО. В документе выражалась поддержка "поэтапному адаптивному подходу" США к созданию ПРО в Европе, который был заявлен как вклад в архитектуру ПРО альянса.

В свою очередь, на саммите Совета Россия‑НАТО в Лиссабоне 20 ноября 2010 года президент РФ Дмитрий Медведев выдвинул идею создания ПРО в Европе по "секторальному" принципу, предполагающую формирование коллективной системы ПРО в Европе, которая решала бы проблемы ее защиты и учитывала российские интересы безопасности.
Взамен США и НАТО предложили России приступить к созданию "кооперативной" ПРО, состоящей из двух независимых, но "скоординированных" российской и натовской систем.

На саммите в Лиссабоне Россия и НАТО договорились сотрудничать по проекту ЕвроПРО, однако переговоры зашли в тупик из‑за отказа США предоставить юридические гарантии ненаправленности развертываемой системы против российских сил сдерживания. Представители администрации США не раз заявляли, что американская ПРО не направлена против России и ее стратегического потенциала, а сотрудничество в сфере противоракетной обороны пойдет на пользу и США, и НАТО, и России. Для российской стороны принципиально, чтобы гарантии ненаправленности ЕвроПРО против России были зафиксированы на бумаге ‑ в юридически обязывающей форме, а не на словах.

Отсутствие прогресса в переговорах, которое стороны констатировали по итогам саммита АТЭС в Гонолулу в ноябре 2011 года, вынудило президента Дмитрия Медведева огласить комплекс мер военно‑технического и дипломатического характера в ответ на развертывание системы ПРО в Европе.

В специальном заявлении президента говорилось, что российские военные усилят прикрытие объектов стратегических ядерных сил; стратегические баллистические ракеты будут оснащаться перспективными комплексами преодоления ПРО и новыми высокоэффективными боевыми блоками; на западе и на юге страны могут быть развернуты современные ударные системы вооружений, обеспечивающие огневое поражение ЕвроПРО. Также Россия не исключила возможности размещения комплексов "Искандер" в Калининградской области.

В марте 2012 года на встрече в Сеуле (Южная Корея) Барак Обама пообещал достижение договоренностей.
29 ноября 2012 года, выступая с речью, посвященной отношениям Америки и Европы, в вашингтонском институте Брукингса госсекретарь США Хиллари Клинтон подтвеДмитрию Медведеву после президентских выборов в США в ноябре 2012 года проявить гибкость в вопросе ПРО. В Москве оценили эту готовность и выразили надежду на рдила намерение США продолжать создание системы противоракетной обороны в Европе, несмотря на возражения России.

27 февраля 2013 года представитель госдепартамента США Патрик Вентрелл заявил о том, что американская сторона считает необходимым продолжать диалог с Россией по вопросу противоракетной обороны, хотя никаких прорывов в этом вопросе пока не достигнуто.

15 марта 2013 года стало известно о том, что США решили отказаться от размещения в Польше дополнительного типа ракет‑перехватчиков, продолжив при этом реализовывать план по созданию системы ПРО в Европе. В ответ на данные сообщения замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков заявил, что отказ США от реализации ключевого этапа развертывания системы ЕвроПРО в Польше не повлияет на позицию России по этому вопросу. Дипломат отметил, что и усеченная система ЕвроПРО может представлять угрозу ядерному потенциалу России, в связи с чем МИД РФ не увидел возможности корректировать свои требования по получению от США юридических гарантий о ненаправленности всех элементов системы ПРО США против российских стратегических ядерных сил.

20 марта 2013 года заместитель главы российского оборонного ведомства Анатолий Антонов заявил о том, что Минобороны РФ намерено обсудить с американской стороной решение Вашингтона отказаться от четвертого пояса ЕвроПРО в Европе. По словам Антонова, этот вопрос может быть обсужден в ходе конференции по безопасности в Европе, которая пройдет 23‑24 мая в Москве. На эту конференцию приглашены министры обороны всех европейских государств, а также глава Пентагона Чак Хейгал, кроме того руководители ОДКБ, НАТО и ОБСЕ. 

26 марта 2013 года главы Минобороны США и России Чак Хейгел и Сергей Шойгу договорились возобновить переговоры по ПРО на уровне заместителей глав военных ведомств. К отказу США от планов развертывания четвертого этапа ЕвроПРО министерство обороны РФ отнеслось со "сдержанным оптимизмом"

понедельник, 16 марта 2015 г.

Крым. Путь на Родину.

Путин рассказал подробности операции по спасению Януковича

 Организаторы переворота в Киеве планировали не только захват власти на Украине, но и физическое устранение лидера страны Виктора Януковича, заявил президент России Владимир Путин. «Для нас стало ясно, и информация поступала уже о том, что готовится не только его захват, но предпочтительнее для тех, кто этот госпереворот совершил, было его физическое устранение. Нет человека, как говорил известный исторический персонаж, — нет проблемы», — сказал Путин в фильме «Крым. Путь на Родину», вышедшем на канале «Россия 1». Последующее развитие событий, заметил президент, это подтвердило. «Если бы его не было, то оппозиционным силам легче было бы решать те задачи, которые они перед собой ставили», — сказал Путин.



Шойгу объяснил появление бренда «вежливые люди»Министр обороны Сергей Шойгу объяснил происхождение оборота «вежливые люди», подчеркнув, что их появление в Крыму было вынужденным.

«Появилось огромное количество разного рода подстрекателей, которые сталкивали между собой разные религии, разные национальности. Я был вынужден, и тогда было принято вот это решение», — рассказал глава Минобороны в фильме «Крым. Путь на Родину», вышедшем на канале «Россия 1».

На вопрос, случайным ли стало появление оборота «вежливые люди», Шойгу подчеркнул, что так просто «ничего не бывает».

«Никто не собирался воевать, все собирались защитить и предотвратить. И, конечно, ребята были заинструктированы, что нужно быть вежливыми и корректными, — сказал министр, — Мы пришли сюда не захватывать, а защищать»

четверг, 12 марта 2015 г.

Россия вышла из договора, снижавшего возможности ведения масштабных боевых действий в Европе

Константин Николаев
Со вчерашнего дня Россия фактически вышла из договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) – документа, который нередко называют чуть ли не главным внешнеполитическим достижением периода правления первого президента ССС? Михаила Горбачева. В Москве заявляют, что этот шаг продиктован действиями Запада, который, используя лазейки в договоре, уже давно с ним не считается.
shadow
О своей приостановке с 11 марта участия в работе совместной консультативной группы по ДОВСЕ Россия объявила во вторник. Это решение директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями российского МИДа Михаил Ульянов объяснил неконструктивной позицией США, которые мешают своим европейским союзникам обсуждать по существу вопросы, касающиеся обычных вооружений.

Американцы, кстати сказать, весьма оперативно отреагировали на действия Москвы. 11 марта минфин США разместил сообщение о новых санкциях против России. В очередном списке – имена не попавших под прежние санкции представителей руководства ДНР, ныне живущий в российской столице бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, а также два юридических лица: банк, работающий в Крыму, и Евразийский союз молодежи, активно поддерживающий «Новороссию». Таким образом, новые американские санкции против России оказались еще менее чувствительными для нашей страны, чем прежние. Однако примечателен сам факт их введения.

В Европе пока о новых санкциях не говорят. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил о том, что разочарован решением России выйти из ДОВСЕ.

Договор об обычных вооруженных силах в Европе был подписан в 1990 году странами НАТО и Организации Варшавского договора. Этот документ, во всяком случае с точки зрения советского руководства, должен был стать символической точкой в «холодной войне». Согласно ­ДОВСЕ, на территории от Атлантического океана до Уральских гор вводились жесткие ограничения на численность обычных вооруженных сил, которые могут там размещаться. Устанавливалась целая система квот на отдельные виды техники (танки, самолеты, вертолеты и т.д.) для каждой из стран, подписавших документ.

Квоты рассчитывались таким образом, чтобы максимально помешать быстрому развертыванию обычных вооруженных сил, необходимых для взлома обороны противника. Это исключало возможность внезапного массированного удара, подобного тем, с которых начинались обе мировые войны. Следить за соблюдением договора, а также решать все спорные вопросы, связанные с его исполнением, и должна была совместная консультативная группа.

Однако очень скоро мир изменился. Советский блок и сам СССР исчезли, а вместе с ними, как многим тогда казалось, навсегда потерял актуальность и ДОВСЕ. Не только в нашей стране, но и в государствах – членах НАТО – произошло резкое сокращение вооруженных сил. В настоящее время ни одна из них по численности обычных вооружений недотягивает до квоты, установленной договором.

Кроме того, в Североатлантический альянс вступили прибалтийские страны. Так как в 1990 году они входили в СССР и не признали себя правопреемниками этого государства, на них положения ДОВСЕ не распространились. Менять договор так, чтобы в него входили Латвия, Эстония и Литва, страны НАТО отказывались. Это стало формальной причиной частичной приостановки Россией своего участия в ДОВСЕ в 2007 году.

Прекращение работы в совместной консультативной группе означает, что этот договор для нашей страны «похоронен» полностью. Отказаться от ДОВСЕ Москву, несомненно, побудили новости из Прибалтики. Туда перебрасывается относительно крупный контингент американских войск, численность которого к маю достигнет трех тысяч человек. Это здесь первый крупный контингент НАТО за последние 20 лет.

Тем не менее следует отметить, что Москва, отказавшись от ДОВСЕ, не разрывает с консультативной группой свои связи окончательно. МИД России обратился к Белоруссии с просьбой представлять нашу страну в этой организации.

вторник, 10 марта 2015 г.

КАК ЭТО БЫЛО : Спецрепортаж ЛОЖЬ "операція" Крим

КАК ЭТО БЫЛО : Спецрепортаж ЛОЖЬ "операція" Крим



 Ложь, никогда земля Украине не была своей!

Спецрепортаж ЛОЖЬ "операція" Крим

 Произошло в Крыму  как реагирует местное население  осводится  от Украины и от "правые ".

Таким Крым был в Украине!

суббота, 28 февраля 2015 г.

Михаил Горбачев: «Холодная война может накрыть нас в любой момент»

Интервью первого президента СССР немецкому журналу «Шпигель»
Михаил Горбачев: «Холодная война может накрыть нас в любой момент»
Фото: ТАСС / Илья Питалев
В беседе с журналом «Шпигель» Михаил Горбачев объясняет, почему он считает ошибкой авторитарный курс Владимира Путина и ставку Кремля на консерватизм, и рассказывает о своих непростых отношениях с Ангелой Меркель.
Пушистые снежинки носятся за окном здания на Ленинградском проспекте в Москве. Вот уже 23 года здесь находится «Горбачев-Фонд» — Международный фонд социально-экономических и политических исследований. Он поддерживает научные и благотворительные проекты, устраивает конференции и издает книги. Три-четыре раза в неделю сюда приезжает последний генеральный секретарь ЦК КПСС.
На стенах картины прошлого: вот Михаил Сергеевич с Бушем-старшим, вот он же с Франсуа Миттераном, Гельмутом Колем, Шимоном Пересом. А вот и Раиса Максимовна, умершая в 1999 году от лейкемии, — портрет маслом над письменным столом, большая фотография в коридоре, один из последних прижизненных снимков. Когда Горбачев рассказывает о ее смерти, его голос прерывается.
83-летний политик перенес три тяжелые операции — на позвоночнике, на простате, на сонной артерии. Скоро предстоит четвертая. Медикаменты изменили его лицо, фотографироваться он не любит.
— На фотографиях я теперь всегда похож на бульдога.
— Господин Горбачев, вы не похожи на бульдога!
— Конечно, похож, не спорьте.
Он просит своего референта принести фотографию, недавно напечатанную в одном российском журнале. Через пару минут тот возвращается. При желании и правда можно разглядеть легкое сходство с бульдогом.
Горбачев выделяет журналу «Шпигель» два с половиной часа — и выказывает беспрецедентный боевой задор.
— Михаил Сергеевич, вы как никто поспособствовали окончанию холодной войны. Теперь перед лицом украинского кризиса она возвращается. Для вас это болезненный поворот?
— Иногда появляется чувство дежавю. Возможно, это хороший заголовок для нашей беседы. Кажется, все повторяется. Было время строить Берлинскую стену и было время ее сносить. Не один я внес вклад в то, что сегодня этой стены больше нет. Важную роль сыграла и Восточная политика Вилли Брандта, и протесты в Восточной Европе. Сегодня воздвигаются новые стены, усиливаются новые очаги напряженности, ситуация может эскалироваться. Уже все признаки холодной войны действительно есть. Вся эта ситуация в любой момент может нас накрыть, если мы не будем действовать. Потеря доверия между Россией и Западом — это катастрофа. Москва больше не верит Западу, а Запад — Москве. Это ужасно.
— По-вашему, над Европой снова нависла угроза новой большой войны?
— Об этом нельзя даже помышлять. Ведь, вероятно, такая война сегодня неизбежно выльется в ядерную. Впрочем, заявления с обеих сторон и пропаганда заставляют меня опасаться худшего. Если в условиях такой подогретой атмосферы у кого-то сдадут нервы, следующие годы мы не переживем.
— Вы не сгущаете краски?
— Я не говорю опрометчиво таких вещей. Я человек совести. Но это так. Я действительно очень и очень озабочен.
— Новая российская военная доктрина называет наращивание силового потенциала НАТО одной из главных угроз для вашей страны. Вы с этим согласны?
— Расширение НАТО на Восток разрушило европейскую систему безопасности, заложенную в Хельсинки в 1975 году. Оно явилось разворотом на 180 градусов, отходом от решений Парижской хартии 1990 года о том, что совместными усилиями европейских государств холодная война должна навсегда остаться в прошлом. Предложения России, в частности, тогдашнего президента Дмитрия Медведева в 2010 году сесть вместе и разработать новую архитектуру безопасности Западом были высокомерно проигнорированы. Результат этого мы видим сегодня.
— Украинский конфликт задевает вас очень близко, причем не только в плане политики.
— Да, любая другая реакция была бы странной. Ведь я наполовину украинец. Моя мать была украинка, как и моя жена Раиса. Мои первые слова я лепетал по-украински, первые песни, которые я слышал, были украинские. Ставропольский край, где я родился и возглавлял райком партии, в советские годы тесно сотрудничал с Донецкой областью Украины, где сегодня идет эта чудовищная война. Тогда мы помогали друг другу. Мы были друзьями и жили в одном государстве. У меня тоже есть друзья и родственники на Украине — как и у большинства россиян.
— Будучи генсеком ЦК КПСС, вы боролись за перемены, за гласность и перестройку в своей стране. Все то, за что вы выступали за свою жизнь политика, при Путине разбивается на мелкие осколки?
— Я смотрю на это совсем по-другому. Гласность не умерла, равно как и демократия. В России целое новое поколение людей выросло совсем в других условиях, намного более свободных, чем в Советском Союзе. Это время невозможно повернуть вспять, оно не разбилось.
— Но ведь в России давно не было такого авторитарного правления.
— Что вы понимаете под этим «давно»?
— С догорбачевских времен в СССР. Сегодня снова ограничивается свобода выражения мнений, прессы, честные выборы.
— Тогда у нас с вами одинаковое понимание. Я ведь уже старик, и я прошел длинный путь. Когда в 19 лет я вступил в КПСС, то писал сочинение на тему «Сталин наша слава боевая, Сталин нашей юности полет». И сегодня я поддерживаю тех, кто борется против сталинщины. Брежневское время тоже несло на себе ее отпечаток.
— Путин ограничивает демократию, и тем не менее большинству граждан его стиль правления импонирует. Почему?
— Когда Путин оказался в Кремле, он получил очень тяжелое наследство. Во всех сферах царил хаос. Экономика лежала в руинах, целые регионы хотели отколоться. Путин остановил этот процесс. И это останется. Даже если Путин больше бы ничего другого не сделал, это бы ему было зачтено. Да, иногда он прибегает к авторитарным методам. Я не раз высказывался по этому поводу. В частности, я был против того, чтобы Путин избирался на третий срок.
— России нужна новая перестройка сверху, к которой призвал бывший министр финансов Алексей Кудрин?
— Передайте Алексею Кудрину, что я с ним согласен. Россия прошла по пути к демократии только полпути, вторые полпути нам еще только предстоит преодолеть. К сожалению, Кремль сейчас делает ставку на консерватизм. Я считаю это ошибкой.
— Что движет Путиным? Вы еще несколько лет назад писали, что он заботится только о сохранении власти.
— Не знаю — я ведь не могу заглянуть к нему в душу. Но без демократии и участия народа нам не двинуться дальше. Нам нужны свободные выборы и вообще участие людей в политическом процессе. Нельзя, чтобы, как сейчас, утром люди впервые слышали о каком-то законе, а вечером его уже принимали.
— Русские готовы к демократии?
— Это вы спросите нашу, к сожалению, не слишком действенную оппозицию.
— Нам хочется спросить об этом вас.
— Когда подавляют инакомыслие, это однозначно непорядок. Когда, например, блогер, борец с коррупцией и политик Алексей Навальный оказывается под домашним арестом только из-за того, что он открыл рот. И нехорошо, когда на должности в правительстве или в менеджменте госкомпаний назначают, исходя из дружеских связей, как это бывает у нас.
— Вы считаете, что Путин способен изменить курс — сейчас, когда экономика парализована, а рубль падает?
— По сути, ему бояться нечего, он очень популярен. Если Путин чувствует, что по-другому не получается, он действует.
— В ноябре на презентации вашей новой книги в Москве вы сказали, что Путин страдает болезнью, которая во время вашей работы в Кремле вас тоже не обошла стороной, а именно самонадеянностью. Дескать, Путин считает себя вторым после Бога.
— Возможно, даже равным Богу (смеется). Конечно, Путин — не Бог. Но тот, на ком лежит большая ответственность, должен обладать и решительностью, и готовностью принимать решения, то есть здоровой уверенностью в себе.
— Вас часто попрекали тем, что вы нерешительный, вечно колеблющийся человек.
— И как этот якобы нерешительный Горбачев, несмотря на бесчисленные препятствия, двинул перестройку? Как он провозгласил гласность, дал свободу слова и религии? Почему этот нерешительный человек дал людям свободу поездок, в то время как советские граждане, чтобы выехать за пределы СССР, были вынуждены проходить через затяжную процедуру? И как этот нерешительный политик вдруг решился покончить с гонкой ядерных вооружений, полностью ликвидировать ракеты средней дальности и наполовину — большой? Как эти вещи сочетаются друг с другом? Если это не смелость и не решительность, то что тогда?
— И все-таки, вас задевает, что сегодня в собственной стране Горбачева считают человеком, развалившим Советский Союз?
— Сегодня уже многие знают, что это не так. Но, к сожалению, даже у президента Путина я слышу такие нотки. Не говоря уже о так называемых патриотах. Они больше всего хотели бы отдать под суд и меня, и КПСС — за государственную измену.
— Было бы лучше, если бы Советский Союз продолжил бы существование?
— Безусловно. В поспешном распаде Советского Союза, напоминавшем государственный переворот, лежит и глубинная причина украинского конфликта.
— Вы вспоминаете 1991 год, когда СССР распался из-за межнациональных конфликтов и глубокого экономического и продовольственного кризиса.
— В открытой политической борьбе противники перестройки проиграли. И тогда они пошли на путч. Пытаясь захватить власть, они развалили Союз. И сильно ослабили позиции реформаторов. Мой преемник в Кремле Борис Ельцин «прописал» стране шоковую терапию, от последствий которой Россия не пришла в себя до сих пор. У меня же была программа реформ. Несмотря на то что Советский Союз по названию был государством союзным, настоящим союзом он не был. Отдельные республики пользовались очень ограниченным суверенитетом и имели такие же урезанные компетенции. Слишком многое решалось в центре. Поэтому я работал над реформой федеративного государства и представил новый союзный договор, подписание которого должно было состояться 20 августа 1991 года. Но тогдашняя номенклатура боялась новых перемен.
— Прежде чем в конце 1991 года покинуть Кремль, вы в прощальной речи подчеркнули успехи своей политики и сказали, что никому из соседей больше не нужно бояться русских танков. Сегодня такой страх возвращается.
— К сожалению, мы забываем, чему нас учит история.
— Кто в этом виноват?
— Вы сейчас задаете старейший вопрос, кто виноват — жена или теща (смеется). Нет, ответственность лежит на обеих сторонах, пусть даже в разной мере. Никто не был на должном уровне с учетом всей серьезности ситуации.
— И все же, на ком лежит большая ответственность за нынешний конфликт?
— Когда речь идет об этом опаснейшем кризисе, «разборы полетов» бесполезны. Но какие-то вещи я хочу сказать со всей ясностью: в ноябре 1990 года, на встрече ОБСЕ в Париже, речь шла о строительстве нового мирного порядка. За него агитировали прежде всего Джордж Буш-старший и я. Но из этого ничего не вышло, демилитаризации политики не произошло. Вместо этого в Америке сложился опасный менталитет победителей. Я критикую такую позицию каждый раз, когда прилетаю в Соединенные Штаты. И напоминаю слова Джона Кеннеди, призывавшего не демонизировать людей в Советском Союзе и считавшего, что настоящий мир не может быть Pax americana — миром, продиктованным США. Или будет мир для всех, или его вообще не будет.
— Но разве Америка не вышла победителем из холодной войны? 
— Разве Америка без Москвы, без нас смогла бы добиться таких колоссальных перемен? Нет! Мы тогда показали, что возможно: разрешили региональные конфликты, добились воссоединения Германии, вывели советские войска из Восточной Европы, вместе остановили гонку ядерных вооружений. Но потом Америка начала создавать новую мировую империю, мегаимперию.
— Когда Америка приступила к реализации той политики, которую вы критикуете?
— Вы ведь знаете ответ. Когда Советский Союз распался, те, кто не хотел нам добра, проливали крокодиловы слезы, а под столом потирали руки. Американцы начали окружать Россию мнимыми оборонительными кольцами, последовало расширение НАТО на Восток. Без согласия ООН НАТО вмешалось в гражданскую войну в Югославии. Это был прецедент. Все это вызвало в России ответную реакцию. Ни один кремлевский глава не может игнорировать такое.
— Интересно, что старшее поколение политиков — Генри Киссинджер, Гельмут Шмидт, Ганс-Дитрих Геншер — в связи с украинским кризисом призывают к большей осмотрительности. Вы обратились к президентам США и России…
— Да, год назад, 23 января, я написал Владимиру Путину и Бараку Обаме письмо с призывом к переговорам, поскольку украинский конфликт представляет угрозу не только для Украины и ее соседей, но и для всего мира. Это письмо было криком из глубины моей души.
— Вы получили ответ?
— Я наткнулся на глухоту.
— Что-то похожее произошло с вами и в ноябре 2014 года в Берлине. От ваших предостережений на торжествах по случаю падения Берлинской стены отмахнулись как от слов политветерана. Немцы сегодня критикуют вас за вашу «пропутинскую» позицию. Вас это расстраивает?
— Немцы ведь любят Ангелу Меркель. Поэтому ее не критикуют и критикуют меня. Но такому умному народу, как немцам, негоже спускаться на уровень кабака.
— Вы разговаривали, в частности, с Ангелой Меркель. Как прошел ваш разговор?
— По-дружески, мы разговаривали около часа. Но силы были неравные. На встрече присутствовала советница канцлера — две женщины против меня. Я отчетливо почувствовал, что канцлер испытывает давление — и внутри-, и внешнеполитическое. Я сказал, что нужно сесть и не вставать, пока не будет найдено решение. Бросаться скороспелыми заявлениями бесполезно. И здесь Ангела Меркель со мной согласилась, даже если действует она по-другому.
— В беседе с федеральным канцлером вы критиковали санкции Запада против России?
— Спросите Ангелу. Я ведь могу переврать.
— Но мы хотим услышать ответ от вас.
— Я уже все забыл, что говорилось в этой связи (смеется). Спросите госпожу канцлера. Между прочим, я не рассказывал об этом даже Путину. И тем более не расскажу «Шпигелю». Я ведь знаю журналистов. Даже если вы еще раз повторите свой вопрос — не тратьте сил понапрасну, не пытайтесь вывести меня на лед.
— Почему вы считаете санкции ошибкой?
— Они наносят урон экономике обеих стран. Исключать Россию из «Большой восьмерки» тоже было ошибкой. Это напоминает кровную месть и ничего не дает. Санкции — неправильный инструмент, если мы хотим сохранить наши образцовые отношения.
— Похоже, они уже в прошлом.
— После падения Берлинской стены в отношениях между Германией и Россией был достигнут колоссальный прогресс. Мы построили беспрецедентные, добрые отношения. И их ни в коем случае нельзя разрушать. Запад во многом исключает Россию из процесса разрешения глобальных проблем: из борьбы с терроризмом и с «Исламским государством», из предотвращения климатических изменений. Что это может дать? Нам нужно «разморозить» наши отношения, нам срочно нужна новая оттепель. Мы, русские, будем делать все, чтобы так оставалось и впредь. Думаю, что Россия будет ориентироваться в своей политике на это. Однако в Германии вы соревнуетесь, кто займет более жесткую позицию в отношении России.
— Немало и тех, кто призывает относиться к России с пониманием. Бывший премьер-министр Бранденбурга Маттиас Платцек предложил заново провести референдум в Крыму — под эгидой ОБСЕ. Дескать, это позволит сделать аннексию Крыма легитимной с позиций международного права. Как вам такая идея?
— Новая Германия хочет повсюду вмешиваться, ее все интересует. Какая легитимация нужна Крыму? Жители полуострова однозначно выразили свою волю. Даже если референдум имел недостатки, одна вещь не оставляет сомнений: люди там ясно заявили, что хотят быть частью России.
— Ваша «снисходительность» к результатам референдума удивляет — даже комиссия по правам человека при президенте Путине констатировала подтасовки. Немцы вас разочаровали?
— Похоже, в Германии многие не прочь поучаствовать в новом делении Европы. В этом месте я умолкаю. Пожалуйста, не провоцируйте меня. Я — русский и не должен так глубоко комментировать внутренние дела Германии.
— Но эти внутренние дела Германии касаются всей Европы.
— Отношения между Германией и Россией сказываются на всей политической атмосфере в мире. Об этом никогда нельзя забывать, в том числе и в условиях украинского кризиса.
— Каким могло бы стать его разрешение?
— Немедленное прекращение огня. Затем — международный консорциум по восстановлению разрушенных областей. Если требуется, давайте снова пригласим Отто фон Бисмарка — он говорил, что немцам никогда не следует воевать с русскими. Во время Второй мировой Германия уже попыталась расширить свою территорию на Восток. Какие уроки еще нужны? Миллионы немцев и русских заплатили за это своими жизнями. В моей стране до сих пор жива память: бесчисленные разрушения, женщины, ждавшие и не дождавшиеся своих мужей. Хорошо, что наши народы примирились друг с другом.
— И тем не менее Ангела Меркель говорит, что Владимир Путин живет в каком-то другом мире. Вы понимаете, что она имеет в виду?
— Нет, не совсем. И не только я этого не понимаю. Помните речь президента на мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году? Путин тогда ясно сказал, где для России проходят красные линии, и что Россия не согласна с приближением НАТО вплотную к нашим границам. К слову, для нас, русских, Путин не сказал тогда ничего нового. Почему наши партнеры были так удивлены? Мне кажется, что немецкий народ тогда действительно хорошо понял Путина, во всяком случае лучше, чем политическая элита в Германии. Пытаться избавиться от Путина — это ошибка.
— Почему вы так считаете?
— Это глупейшее и опаснейшее решение. Путин должен освободить место по окончании своего срока. К сожалению, концепция Германии, похоже, выглядит иначе. Дескать, нужно еще ужесточить санкции, еще поднажать, чтобы русские вышли на улицы и свергли Путина.
— Похоже, вы невысокого мнения об Ангеле Меркель.
— Напротив, она мне нравится — как человек и как политик. Но это не значит, что я не вправе ее критиковать — так же, как она вправе критиковать меня. То же самое относится и к моим отношениям с Путиным. Он — состоявшийся президент, многое сделавший и делающий для России. Но некоторые вещи ему нужно открыто говорить.
— Вы сегодня счастливый человек?
— Несколько лет назад я писал, что счастливых реформаторов не бывает. Я был тогда не в лучшем настроении и написал ту статью, поддавшись эмоциям. Да, если оглянуться назад, я счастливый человек. Возглавить крупные проекты и важное государство — это, конечно, дорогого стоит.
— Чем вы занимаетесь в свободное время?
— У нас с Раисой была общая страсть: каждый день мы подолгу гуляли пешком, проходили по пять-шесть километров. Мне это помогало справляться со стрессом. К сожалению, сегодня ноги мне этого уже не позволяют. Но это не только у меня. Гельмут Шмидт недавно встретил меня стоя, а потом рассказал, что пользуется коляской. Гельмут Коль и Джордж Буш-старший тоже пользуются техникой. Боюсь, подходит время, когда и я тоже буду механизироваться (смеется).
— Тяжело осознавать, что силы уходят?
— До 75 лет я чувствовал себя хорошо и летал по всему миру. Но все же смерть Раисы в 1999 году стала для меня тяжелым ударом. Последние полтора года у меня дела идут не особенно хорошо. Я уже перенес три операции. Их мне делали в Германии. Весь мир борется со старением, но сделать ничего не может. В чем-то я чувствую себя старым, а в чем-то — еще молодым. Такой уж я человек. Такой у меня жизненный настрой.
— Что вам представляется важным в остающиеся у вас годы?
— Жить, а не выживать и не просто существовать и дожидаться смерти. В феврале я собираюсь в Америку с лекциями. Лекции и книги — это мой единственный источник дохода. У меня еще есть цели, и это меня поддерживает.
— Какие цели вы перед собой ставите?
— Продолжать участвовать в дискуссиях о будущем России, о мирном порядке, об охране окружающей среды. Писать книги, читать лекции, участвовать в конференциях, периодически давать интервью.
— Чтобы еще раз изменить мир к лучшему?
— Этого не требуется. То, что мы начали, должно продолжаться. Гласность и перестройка продолжают жить, их не остановить.
— Вы боитесь смерти?
— Совсем не боюсь. Не знаю почему, но не боюсь.
Перевод: Владимир Широков

среда, 18 февраля 2015 г.

«Второй фронт» против российской власти

Тупик украинского кризиса, особенно заметный на фоне нового «минского» перемирия, ставит перед Западом и прежде всего перед США ряд трудноразрешимых проблем. Не видя перспектив достижения победы на юго-востоке Украины руками нацистского киевского режима и опасаясь прямой военной конфронтации с Россией, в Вашингтоне все более предметно озабочиваются внутриполитической дестабилизацией нашей страны. В ход идут самые разные способы и приемы — и из арсеналов и холодной войны, и из подметных разработок «заплечных дел» специалистов по «оранжевым революциям», которые действуют в духе известных методичек Саула Алинского и Джина Шарпа «Правила для радикалов» и «От диктатуры к демократии».
Намного раньше обычного «открывается» летний оппозиционный «сезон»: подана заявка на проведение 1 марта в Москве "так называемого «антикризисного марша „Весна“», к участию в котором привлечен Михаил Ходорковский, который еще прошлой осенью обозначил свои политические амбиции, заявив претензии на роль «кризисного президента». Вслед за провокационным материалом американского агентства «Bloomberg», усмотревшего антипрезидентскую фронду в «силовом» блоке Кремля, появились и другие, уже доморощенные конспирологические измышления на эту тему, традиционно публикуемые в либеральных СМИ

На этом фоне особое внимание обращают попытки «раскачать» российские регионы. Причем, их интенсивность находится в прямой пропорциональной зависимости от важности и веса того или иного субъекта Федерации и его способности влиять на ситуацию в стране.
Сибирский Кузбасс в последние четверть века как минимум трижды оказывался в фокусе большой советской и российской политики. Знающие люди утверждают, что Советский Союз подорвали отнюдь не происки «мировой закулисы» и далеко не только предательство элит во главе с Михаилом Горбачевым и Александром Яковлевым. Но прежде всего чернобыльская катастрофа и забастовки горняков Кузбасса, повергшие в шок разбуженное «перестройкой» советское общество. Удержать ситуацию в шахтерском регионе тогда не удалось, и он превратился в «бикфордов шнур», спровоцировавший социально-политический взрыв общесоюзного масштаба. Ситуацией в Кузбассе тогда «умело» воспользовались будущие разрушители нашей страны и прежде всего лично Борис Ельцин, тогда — еще даже не президент, а председатель Верховного Совета РСФСР.
Второй раз Кузбасс загорелся летом 1998 года, когда грянула «рельсовая война» в Анжеро-Судженске. Погасить пожар, не дав ему разгореться, в этом случае, как и в следующем, который был связан с трагическими взрывами на шахте «Распадская», прогремевшими в ночь на 9 мая 2010 года, удалось благодаря активным и решительным действиям кемеровского губернатора Амана Тулеева. И если в случае с Анжеркой подрывную активность проявляли прежде всего заезжие политические «гастролеры» радикального толка из московских оппозиционных партий, которых стоявшие на рельсах шахтеры не особо-то и слушали, то пять лет назад «сердцем оранжевой революции» был назначен Междуреченск. 
Создавалось впечатление, что появившаяся в те дни версия о рукотворном характере взрывов на «Распадской» отнюдь не являлась конспирологической, настолько уверенно, нахраписто действовали организаторы протестных акций. В ход были пущены всевозможные, порой неожиданные и ранее не применявшиеся ходы и технологии, за которыми угадывалась чья-то настойчивая и квалифицированная организационная работа. И немалые деньги. Заполнившие в день первых похорон центральную площадь Междуреченска провокаторы с зарплатными квитками в 15 тысяч, которые якобы платят на подземных выработках, не имевшие никакого отношения не только к «Распадской», но и к шахтам вообще… Как будто из-под земли появившиеся автофургоны с водкой, пивом и пельменями, которые принялись раздавать в двинувшейся на рельсы толпе… Новейший Интернет-сервер с выходом в западные сети, обнаруженный в одной из обычных с виду городских квартир… 
Появлявшиеся с периодичностью в три-четыре дня обращения анонимных «лидеров» некоего «Союза жителей Кузбасса», призывавших к беспорядкам, созданию параллельных органов власти и вооруженному сопротивлению силам правопорядка… И вряд ли случайно, что именно сейчас, за две недели до назначенного в Москве очередного оппозиционного «кипежа», на влиятельном и респектабельном, но при этом опять-таки либеральном ресурсе «РБК» выходит материал о якобы «противостоянии» властей Кузбасса с администрацией президента России. 
Формально сюжет посвящен предстоящим 13 сентября, в единый день голосования, выборам губернатора региона, фактически же он направлен на нагнетание внутренней напряженности в области и стране в целом в один из наиболее сложных эпизодов противостояния с Западом вокруг событий на юго-востоке Украины. Ведь распространение слухов о «трениях» во власти — само по себе уже дестабилизирующий фактор, и вполне понятно на мельницу чьих интересов тем самым льется вода в этот судьбоносный момент новейшей российской истории.
Автор неслучайно говорит именно о распространении слухов. На эту мысль наводит непредвзятый анализ приведенного сюжета. В нем несколько анонимных «источников, близких к президентской администрации» в один голос говорят о том, что Кремль якобы хочет Тулеева сменить, отправив на «почетную пенсию», а тот якобы всячески сопротивляется.
К чему ведут аудиторию авторы материала, какие ей «подсказывают» выводы? Вычислить это несложно. Ведь двое «источников», как под копирку, только в разной последовательности, рассуждают об «омоложении» региональной власти и о смене экономической модели развития области, конкретно — об отказе от «кемеровского социализма».
Насколько соответствует это общенациональным интересам и трендам, если глава государства, президент Владимир Путин постоянно говорит о незыблемости социальных обязательств государства перед гражданами, что соответствует 7-й статье Конституции, объявляющей Россию социальным государством? Нельзя забывать и того, что именно развернутые социальные программы превратили Кузбасс в регион, перспективный и интересный с точки зрения молодежи, вдохнули в него жизнь после ликвидационных гайдаровских «реформ», проводившихся под диктовку Всемирного банка. 
Вернуться к гайдаровщине — значит, возвратить Кузбасс в состояние безнадеги 90-х годов, и возможно именно этого и хотят представители псевдолиберального «истеблишмента», для которого живые люди — это пресловутые «едоки», обуза, а субъекты Федерации — лишенные исторической специфики территории бесчеловечных экспериментов, имеющих целью встраивание в унылую глобализационную унификацию. Или этот «истеблишмент» таким экстравагантным способом защищается от представленной еще в прошедшем октябре альтернативной экономической модели советника президента Сергея Глазьева, пытаясь убрать с «шахматной доски» фигуры и кадры, способные возглавить ее реализацию?
Абсолютно некорректной, если не сказать провокационной и подрывной, выглядит попытка дестабилизировать региональное руководство, стравив Тулеева с его первым заместителем и главой индустриальной столицы Кузбасса Новокузнецка. Оба квалифицированные руководители, но с рейтингом, не превышающим 0,1 процента. Еще меньше потенциальный рейтинг у двух уже столичных амбициозных соискателей региональной власти. И видимо вот этой лавиной псведоэлекторальной демагогии кто-то очень хочет потроллить, если не пошантажировать Кремль?
Я уж не говорю о том унизительном «месседже», который отправляется этим материалом в адрес российской власти. Это какое-такое «перетягивание каната» может быть между федеральным центром и регионом в составе Федерации, если данный круг кадровых вопросов решается президентским указом, назначающим на срок до выборов исполняющего обязанности руководителя областной исполнительной власти?
Или спекуляциями вокруг подобной постановки вопроса анонимные «источники» РБК пытаются спровоцировать в стране региональную фронду против центра, подняв на нее других губернаторов, как это имело место, например, в 1999 году под эгидой «регионального» избирательного блока «Отечество — Вся Россия»?
А, может быть, их задача — троллинг еще и бизнеса, который вместо сотрудничества с властью систематически, не только в обсуждаемом случае, в агентстве пытаются спровоцировать на конфликт с ней?
Или, вот, следующая выжимка из материала РБК: «Но экономика области, сильно зависящая от двух отраслей, далека от процветания. Зависимость приводит к волатильности налоговой базы, объясняет замдиректора группы государственных финансов Standard & Poors Карен Вартапетов…». S&P — американское рейтинговое агентство, составляющее вместе с «Moody's» и «Fitch» так называемую «большую тройку», на мнение которой, так сказать, «ориентируются» мировые инвесторы.
Махинации с рейтингами, некоторые из которых стали предметом проводящегося сейчас в США уголовного расследования, давно уже стали «визитной карточкой» этой «конторы», мало чем отличающейся от воспетых Ильфом и Петровым «Рогов и копыт» великого комбинатора Остапа Бендера. Кроме того, судя по обвальной динамике как российского суверенного рейтинга в исполнении этой «конторы», так и рейтингов наших крупных компаний, рейтинговые агентства в целом и S&P в особенности представляют собой надежный инструмент передела мирового влияния в руках определенных, недружественных России, государственных и корпоративно-олигархических интересов.
Как ни крути, а обсуждаемый РБК сюжет очень органично дополняет приготовления внешних противников российской власти и внутренней оппозиции, встраивая в дестабилизирующий сценарий региональный уровень государственной власти. Пытаясь при этом отыскать фронду там, где ее отродясь не бывало, нет, и никогда не будет! Видимо «свистать всех наверх», собирая и используя агентуру влияния и не озабочиваясь при этом ее дальнейшей судьбой — это сегодня «альфа и омега» антироссийской стратегии и тактики Запада. И «второй», а то и «третий» фронты, нацеленные на подрыв российской власти и стабильности, — уже не внешние, а внутренние — еще одна негодная ставка забугорных заказчиков политических авантюр.

Владимир Павленко. 


воскресенье, 8 февраля 2015 г.

Ужасный план Сороса по финансированию Украины

Правительство президента Петра Порошенко, обратившееся за международной финансовой помощью, получило поддержку со стороны финансиста и филантропа Джорджа Сороса, который призвал Европу выделить 50 миллиардов долларов на спасение Украины. Однако детально разработанному плану Сороса и усилиям украинского правительства, направленным на сбор средств, придется столкнуться с суровой реальностью: уровень доверия к правительству Украины недостаточно высок, чтобы предоставлять ему подобную сумму, кроме того, у европейских стран имеются и другие цели, на которые они могли бы направить такие деньги. 

Сорос, эмигрировавший в 1947 году в Великобританию, дабы не остаться в просоветской Венгрии, очень близко к сердцу принял нападение России на Украину. Он предупреждал, что националистическое возрождение России представляет собой самую большую угрозу для Европы. Сорос полагает, что ни Запад в целом, ни Европейский союз в частности не правы, когда в вопросе о предоставлении финансовой помощи рассматривают Украину в качестве обычной страны, ничем не отличающейся от других. «Подобное отношение нужно менять, — написал недавно Сорос в New York Review of Books. — Рождение новой Украины и агрессия России — это не просто временные потрясения, а эпохальные исторические события».

По мнению Сороса, «финансовая и техническая помощь, сопоставимая по размеру со значимостью реформ», будет предоставлена после того, как изменится отношение к кризисной ситуации на Украине. Сорос раскритиковал европейские программы помощи таким странам, как Венгрия, Румыния, Португалия и Ирландия, заявив, что вместо этого деньги должны быть предоставлены Украине. Часть помощи сможет предоставить Международный валютный фонд. Прибавьте сюда средства, которые могли бы предоставить другие финансовые институты, кроме того, не забудем упомянуть о реструктуризации долга — и в итоге наберется сумма в размере 50 млрд. долл. в качестве пакета помощи, пишет Сорос. 

Миллиардер призвал сделать акцент больше на оказании помощи Украине, нежели на попытках навредить России (он называет это «неизбежным злом»). Я согласен с ним насчет того, что нужно посредством оказания помощи Украине сделать из Европы «землю обетованную» как для Украины, так и, в конечном счете, для России. Труднее согласиться с утверждением Сороса о том, что «реформаторы в новом украинском правительстве являются сторонниками слишком радикальной программы реформ — этакого "большого взрыва", который приведет к драматическим последствиям».

А пока правительство не только затянуло с реформами, крайне медленно осуществляя необходимые преобразования, но и не смогло сформировать вразумительный бюджет. Несмотря на то, что в конце 2014 года парламент страны утвердил программу расходов на 2015 год, и Порошенко ее подписал, содержание расходный статей остается закрытым. Эта ситуация подверглась критике со стороны парламентария Сергея Лещенко который высказал недовольство в своей колонке на сайте Pravda.com.ua, заявив, что законодатели не знали, за что голосовали. В свое время Лещенко занимался журналистскими расследованиями и в настоящее время является представителем нового поколения политиков, которые прошли в украинской парламент.

Лещенко описывает ситуацию в нынешнем украинском правительстве как спонтанное разделение власти между «двумя политическими монополиями», одна из которых возглавляется Порошенко, а другая премьер-министром Арсением Яценюком, к которому примыкает третий клан — миллиардера Игоря Коломойского. Такая ситуация очень сильно отличается от обильных комплиментов, расточаемых Соросом, который описывает украинское правительство как команду идеалистов и реформаторов, готовых совершить гигантский рывок вперед. 

«Нашими самыми большими союзниками являются западные правительства и международные финансовые организации, — пишет Лещенко. — Сделавшись единственными спасителями украинской экономики, они обладают моральным правом требовать проведения реформ, которые являются предварительным условием предоставления финансовых средств».

Если мы по идеологическим и геополитическим причинам завалим Украину деньгами, как это предлагает Сорос, то из-за этого перед украинскими политиками и чиновниками возникнут большие нравственные риски. А они уже надеются получить такую финансовую поддержку, при которой не нужно будет реструктурировать долг Украины, уже превышающий 80% от украинского ВВП по состоянию на 2014 год. 
Чтобы понять, почему не стоит выделять Украине 50 миллиардов долларов, Сорос должен был бы вспомнить о своей филантропической деятельности в России в 1990-х годах. Он потратил около одного миллиарда долларов на помощь научным, культурным и гражданским институтам, но Россия все равно отошла от западного курса и вновь стала представлять собой угрозу. 

Тем не менее, Яценюк и его команда надеются, что западные лидеры согласятся с доводами Сороса. Восьмого января наступившего года премьер-министр Украины провел в Берлине переговоры с канцлером Ангелой Меркель и ее союзниками. Вслед за Соросом он повторил те же самые эпитеты в адрес России, назвав ее угрозой для Европы и обвинив ее в том, что она пытается создать замороженный конфликт на Украине. Однако, получить большие суммы Яценюку не удалось. Германия готова была предоставить лишь кредит в пятьсот миллионов евро (589 млрд долл.) на восстановление разрушенных войной восточных регионов Украины. Со своей стороны, Еврокомиссия пообещала предоставить еще один кредит в размере 1,8 млрд евро, правда данное решение еще нужно одобрить в Европарламенте. Однако все эти средства — лишь малая часть той суммы, в которой нуждается Украина, чтобы избежать экономического краха. Правда, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер назвал эту выделяемую сумму «беспрецедентной финансовой поддержкой». 

Несмотря на то, что Меркель сочувствует Украине, ее правительство не может тратить миллиарды на оказание помощи этой стране. Чтобы сохранить еврозону, Германии вскоре придется списать некоторые кредиты, выделенные в свое время Греции. Поэтому вопрос о выделении еще больших сумм без получения надежных гарантий их погашения не стоит на повестке дня. Прочие европейские страны, особенно те, кто принял участие в оказании помощи Греции, также разделяют обеспокоенность Германии. А Международный валютный фонд, которому предстоит 18-го января принимать решение по Украине, должен быть уверен в том, что эта страна отвечает всем критериям для получения помощи.

Именно украинские политические деятели, а отнюдь не иностранные правительства и не МВФ, упускают историческую возможность осуществления преобразований на Украине. Составление бюджета под конец прошлого года явилось серьезным экзаменом, который украинское правительство не смогло сдать. Чтобы получить дополнительное финансирование, украинскому правительству предстоит сделать намного больше — фактически ему придется показать, что оно напрягается изо всех сил.
Оригинал публикации: Soros's Terrible Plan to Throw Money at Ukraine

суббота, 7 февраля 2015 г.

Переговоры в Кремле завершились, итоговый документ будет посвящён «имплементации минских договорённостей»


В Кремле ночью с 6 на 7 февраля завершились переговоры лидеров РФ, Германии и Франции Владимира Путина, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда, темой которых было разрешение ситуации на Донбассе. Результаты переговоров на данный момент неизвестны, итоговый документ, как сообщил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, находится в процессе подготовки.


По словам Пескова, Путин продолжит переговоры с Меркель и Олландом, которые уже убыли в аэропорт, по телефону. А в воскресенье, 8 февраля, планируется встреча в «нормандском формате», в которой, помимо президентов РФ и Франции и канцлера Германии примет участие Пётр Порошенко.


Как сообщало ИА REGNUM, во второй декаде января на Донбассе произошла резкая эскалация боевых действий. Вооружённым силам Новороссии удалось освободить ряд населённых пунктов и создать угрозу полного окружения украинских частей в районе Дебальцево.Песков также заявил, что переговоры были «содержательными и конструктивными». «Исходя из предложений, сформулированных президентом Франции и канцлером ФРГ, в настоящее время совместная работа ведётся для подготовки текста возможного совместного документа по имплементации минских договорённостей, документа, который включал бы в себя предложения президента Украины и предложения, сформулированные сегодня и добавленные президентом РФ Путиным», — цитирует Пескова RussiaToday.

среда, 4 февраля 2015 г.

Апокалипсис по холодному расчету

В феврале 2015 года министры обороны стран — членов НАТО соберутся на очередное заседание группы ядерного планирования. Тема для обсуждения — российская ядерная угроза, а именно — «участившиеся полеты российских стратегических бомбардировщиков вблизи воздушного пространства стран Северной и Восточной Европы».

 25 May 1953, Nevada, USA --- "Grable" Explosion During Operation UPSHOT-KNOTHOLE --- Image by © CORBIS
Дорогостоящее наследие холодной войны Основанная в 1966 году группа ядерного планирования (ГЯП) НАТО объединяет представителей всех стран-членов альянса за исключением Франции, самостоятельно определяющей свою политику в сфере ядерного сдерживания.

 Для других двух членов НАТО, располагающих ядерным оружием, — США и Великобритании, а также для безъядерных участников, ГЯП — инструмент, позволяющий согласовать вопросы нераспространения, безопасной эксплуатации, хранения и транспортировки ядерного оружия, а также его развертывания и боевого применения. Два последних пункта за минувшую четверть века во многом утратили актуальность. После заключения договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности в 1987 году и сокращения военных расходов после распада СССР все, по сути, сводилось к безопасному хранению постепенно сокращающегося арсенала тактических ядерных боеприпасов США.

 К 2013 году этот арсенал в Европе насчитывал около 200 свободнопадающих ядерных авиабомб — примерно четверть от общего количества американских тактических боеприпасов, хранившихся на шести базах в Бельгии, Нидерландах, Германии, Италии и Турции. Их количество последовательно уменьшалось все последние два десятилетия — еще в 2005 году число американских авиабомб в ядерном снаряжении, размещенных в Европе, оценивалось в 480 единиц. Доставлять эти бомбы к цели в случае войны должны не только американские ВВС, но и прошедшие соответствующую подготовку летчики их союзников, прежде всего — Великобритании и Германии. Число эскадрилий и самолетов, подготовленных к выполнению данной задачи, также постепенно снижалось. Вообще говоря, степеней готовности к боевому применению предусмотрено три, а именно: в течение месяца после получения соответствующего приказа, в течение полугода и года.


Американский истребитель F/A-18 сопровождает российский бомбардировщик Ту-95МС. Южнее Японии, 9 февраля 2009 года. Фото: U.S. Navy / AP 1/2 

Помимо экономических (содержание ядерного оружия и подготовка к его применению обходятся очень дорого) и имиджевых есть и технические причины такого сокращения. Резкий рост возможностей высокоточного оружия и увеличение дальности его действия в определенный момент привели многих стратегов альянса к выводу о том, что большинство задач стратегического сдерживания могут быть решены без опоры на ядерное оружие. В качестве одного из аргументов в пользу данной политики неявно подразумевалось снижение вероятности применения ядерного оружия в случае конфликта с Россией — исходя из принципа паритетности угроз.

 С середины 1990-х годов ядерное оружие в НАТО все чаще характеризовалось как «средство сдерживания без перспектив боевого применения». Возможность его использования другой стороной конфликта в открытой прессе и литературе практически не обсуждалась. Эта тема приобрела своеобразный маргинальный оттенок: всерьез говорить о ядерной войне в Европе было не принято как среди военных, так и среди гражданских дипломатов. Эта точка зрения озвучивалась и в России, но, в основном, среди политологов, чьи умозаключения практически не находили отклика в военной среде. Руководство вооруженных сил настаивало на сохранении тактического ядерного арсенала именно как средства компенсации разрыва в развитии высокоточного оружия. После бомбардировок Югославии в 1999 году это положение было закреплено документально.


Военный потенциал России к 2000 году не позволял надеяться на успех в случае конфликта с НАТО при использовании обычных вооружений. Соответствующие выводы были сделаны в ходе командно-штабных игр, проведенных по итогам югославской кампании НАТО, и положены в основу новой ядерной стратегии. Поэтому в военной доктрине 2000 года Россия отказалась от еще советского обязательства не применять ядерное оружие первой, официально объявив о сохранении за собой права использовать его в ответ на неядерную агрессию в критических для национальной безопасности ситуациях. 

 Проблемы копились долго Новая военная доктрина России, впрочем, не оказала серьезного влияния на ядерное планирование НАТО. Несмотря на шероховатости в отношениях, конфликт Москвы и Запада, да еще и дошедший до стадии применения оружия массового поражения, рассматривался на уровне публичной политики как нечто абсолютно невозможное. Первый серьезный звонок прозвенел в конце 2000-х. Августовская война 2008 года в Грузии продемонстрировала, что противоречия между Россией и НАТО (или как минимум близкими партнерами и потенциальными членами НАТО) могут достичь и стадии вооруженного конфликта.

Вслед за этим в 2010-м Россия приняла новую редакцию военной доктрины, еще более снизив порог боевого применения ядерного оружия. Теперь это допускалось как в крупномасштабном, так и в региональном конфликте — в том случае, если возникнет угроза существованию государства. Одновременно развернулось восстановление боеспособности российской армии, долгое время сидевшей на голодном пайке, и в первую очередь — переоснащение сил ядерного сдерживания. Участившиеся полеты стратегической авиации за пределами воздушного пространства России — лишь одно из видимых проявлений этого процесса.

В итоге «ядерный фактор» стал одним из ключевых в российской внешней политике. После нескольких лет бесплодных дебатов по перспективам развертывания системы ПРО США в Европе в публичных высказываниях представителей российского военного руководства все чаще зазвучали предупреждения о последствиях такого развертывания, не исключая и возможного применения против инфраструктуры ПРО ядерного оружия. Параллельно Россия выходила на новый уровень развития высокоточного оружия. Наряду с силами ядерного сдерживания приоритет в расходах получили силы воздушно-космической обороны (ВКО) — как в производстве, так и в сфере новых разработок. Создание системы ВКО, которая должна отвечать как за противовоздушную, так и за противоракетную оборону, в том числе и за защиту от перспективных боевых средств орбитального базирования, призвано гарантировать выживание российских стратегических ядерных сил и нанесение ими ответного удара даже в случае превентивной атаки противника.

 Военные специалисты НАТО уловили все это очень быстро, однако публичная дипломатия продолжала действовать в рамках прежних подходов. Назад, к равновесию страха Украинские события 2014 года катализировали процесс с обеих сторон. Разрыв даже формального военного сотрудничества России и НАТО в сочетании с достаточно жесткой обоюдной риторикой напомнил о временах холодной войны. На этом фоне участившееся патрулирование российских бомбардировщиков вблизи воздушного пространства стран НАТО — очень удобный повод для формального объявления о возникновении угрозы, достойной внимания группы ядерного планирования альянса. 

 Детали предстоящего совещания не раскрываются, однако можно предположить, что главным предметом обсуждения будет сохранение американского тактического ядерного арсенала в Европе и повышение готовности эскадрилий, предназначенных к его боевому применению.

Подвижный грунтовый ракетный комплекс «Ярс» совершает марш в новый позиционный район на территории Тейковского ракетного соединения.

 Выгоден ли такой поворот дела России? Ответ на этот вопрос сложнее, чем может показаться с первого взгляда. С одной стороны, очевидно, что в НАТО вновь рассматривают ядерный конфликт с Россией как возможный вариант развития ситуации. С другой, сама эта возможность означает понимание того, что попытка подавления российских стратегических ядерных сил ударами неядерного высокоточного оружия неизбежно приведет к ответному ядерному удару. А это значит, что российский ядерный арсенал успешно действует самим фактом своего существования.

 Любое планирование военной операции НАТО против России должно вестись, исходя из неизбежности ядерного ответа со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как показала практика десятилетий холодной войны, осознание этих последствий — куда более весомая гарантия мира, чем любое совершенствование высокоточного оружия.

Илья Крамник